Однажды в полдень человек прохаживался по рынку

Однаждыв полдень человек прохаживался по рынку. Он услыхал призыв муэдзина намолитву, и в этот момент его взгляд случайно остановился на фигуреодной женщины. Она показалась ему удивительно привлекательной, несмотряна то, что была одета во все черное, а покрывало полностью скрывало еелицо и голову. Незнакомка обернулась к нему, ощутив его томный взгляд,и едва заметно, но выразительно, кивнула ему прежде, чем повернуть заугол на аллею, запруженную торговцами шелком.

Как будто бысраженный ударом небесного грома, он тотчас же был покорен - его сердцепленилось взором незнакомой женщины. Тщетно он противился зову своегосердца, преподнося ему один веский довод за другим, призываяруководствоваться здравым смыслом и продолжать свой прежний путь - небыло ли сейчас время для молитвы? Но что-то мешало ему принять верноерешение - и ему не оставалось ничего, кроме как последовать за ней.

 

Он поспешно свернул на рынок, где лавочники торговалишелком. Задыхаясь, он силился догнать незнакомку, неожиданнооказавшуюся далеко впереди, и вновь лишь на миг представшую на самомотдаленном краю рынка, путь к которому пролегал через множество другихлавок и магазинов. Она повернулась к нему так, что он увидал ее озорнуюулыбку, обращенную к нему из-под черного муслинового покрывала - небыла ли она лишь игрой его воображения? - и вновь поманила его.

 

Бедняга был вне себя отохватившего его волнения. Кто она? Может быть,девушка из какой-нибудьочень богатой семьи? Чего она желала? Он ещебольше ускорил свои шаги и свернул на ту самую улочку, где она исчезла.Она влекла его за собой, все время, оставаясь мучительно недосягаемой,теперь уже минуя оружейный базар, затем рынок торговцев маслом, затемлавки продавцов кожи - все дальше и дальше они удалялись от того места,где он впервые заметил ее. С каждой минутой чувства, бушевавшие в егодуше, становились лишь сильнее. Вновь и вновь она манила его и влеклаза собой, пока они не оказались на самом краю города.

 

Солнце было на закате, вот уже наступил вечер, а она, как и прежде былаперед ним. Они продолжали идти, не останавливаясь, минуя все на своемпути, и вскоре оказались в Городе Мертвых. Будь он в обычномрасположении духа, он бы несомненно ощутил страх, но сейчас емуказалось, что есть места встреч влюбленных и более странные, нежелиэто.

 

Между ними было расстояние всего лишь в двадесятка шагов, когда он заметил,что она оглянулась, затем, пройдя ещенемного, быстро сбежала вниз по ступенькам и исчезла за большойбронзовой дверью старого полуразвалившегося склепа. В ином случае он быостановился, но сейчас дороги назад не было. И он, спустившись вниз поступенькам, проскользнул в дверь вслед за ней.

 

Внутри,спустя мгновение, он увидал, что следы ведут вниз к еще одной двери, закоторой горел свет. Он вошел и оказался в большой комнате, странной иневиданной в том внешнем мире, из которого он пришел. На стенах виселизажженные свечи. Напротив двери на пышной постели сидела, прислонившиськ подушке, та самая, одетая во все черное женщина. Справа от неечеловек заметил колодец.

 

"Запри дверь за собой",-вымолвила она низким охрипшим голосом, почти шепотом, - "И принеси мнеключ". Он тотчас исполнил то, что она повелела.

 

Небрежным движением руки она указала ему на колодец: "Брось его туда".

 

Слабый проблеск здравого смысла на мгновение мелькнул в егоодурманенном сознании - можно было заметить легкое замешательство, вкотором он пребывал.

 

"Давай",- сказала она, смеясь."Ведь ты не колебался, последовав за мной, пропускать тебе молитву илинет, неправда ли?" Он ничего не ответил.

 

"Время длявечерней молитвы также уже почти завершилось",- в ее голосе звучалалегкая насмешка. "Зачем волноваться? Давай, брось ключ в колодец! Тыведь хочешь порадовать меня, не так ли?"

 

Он протянул рукук колодцу, и, смотря вниз, бросил ключ. Зловещее предчувствиеохватывало его, ибо время проходило, но не было слышно ни единогозвука. Вначале он испытал удивление, затем ужас, и, наконец, понимание.

"Пора тебе взглянуть на меня",- сказала она и сбросила покрывало. Передним предстало лицо не юной и чистой девушки, а отвратительная истрашная старуха, почерневшая и порочная без единого проблеска света вжутких сверхъестественных чертах.

 

"Присмотрись жевнимательно",- произнесла она. "Меня зовут Дунья, Этот Мир. Я твоявозлюбленная. Свое время ты проведешь, ухаживая за мной, ибо тыостанешься здесь навсегда. В своей могиле. Добро пожаловать!"

 

Она залилась хохотом и смеялась до тех пор, пока не развеялась облакомпыли. По мере того, как угасали свечи, она тенью уходила в непрогляднуютьму.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector
Яндекс.Метрика