Признание себя рабом со стороны Пророка является честью и достоинством

 

В обоих “ас-Сахихах” приводится передаваемый со слов Умара хадис, где говорится, что Посланник Аллаха сказал: “Не превозносите меня так, как христиане превозносят сына Марйам, ибо я всего лишь раб. Говорите [обо мне — Ред.]: “Раб Аллаха и Его Посланник””.[1]

Поясняя смысл этого хадиса, шейх Сулейман ибн Абдуллах писал: “Его слова “...ибо я всего лишь раб. Говорите [обо мне — Ред.]: “Раб Аллаха и Его Посланник” означают: не заходите слишком далеко, восхваляя меня, как делают это по отношению к Исе христиане, которые стали приписывать ему обладание божественной природой, ибо я — раб Аллаха, и поэтому называйте меня так, как назвал меня мой Господь, и говорите “раб Аллаха и Его Посланник”. Однако поклоняющиеся могилам отвергли эти слова, пойдя наперекор его велению, нарушив его запрет и тем самым вступив с ним в величайшее противоречие. Они решили, что если они станут характеризовать его как раба и Посланника Аллаха, и признают, что к нему не следует взывать с мольбами, так же как не следует просить его о помощи, приносить ему обеты и совершать обходы вокруг той комнаты, в которой он похоронен, и признают также, что сам по себе он ничего не решает и знает о сокровенном лишь то, что открыл ему Аллах, то это будет нарушением его прав и принижением его достоинства. И вследствие этого они стали возносить его выше того места, которое он в действительности занимает, приписывая ему то же самое или почти то же самое, что христиане приписали Исе, и принялись обращаться к нему с просьбами о прощении грехов и облегчении своего бремени”.[2]

А в книге “Мольба о спасении” шейх-уль-ислам Ибн Теймийя упоминает о том, что один из его современников разрешил обращаться о помощи к Посланнику Аллаха точно также, как люди обращаются с просьбами к Аллаху, и даже посвятил этому специальное сочинение, где, в частности, говорится: “Поистине, Пророку были известны ключи сокровенного, которые не ведомы никому, кроме Аллаха”. О другом подобном ему человеке шейх-уль-ислам сообщил, что, наставляя своих учеников и составляя свои фетвы, он говорил: “Поистине, Пророк знал то же, что знает Аллах, и мог делать то же, что может Аллах. После него тайна этого перешла к Хасану, затем — к потомкам Хасана, а в конце концов ею овладел Абу аль-Хасан аш-Шазили”. Такие люди говорили, что такое место занимает полюс и спаситель мира, единственный и объединяющий. Были среди них и такие, которые говорили, что слова Аллаха Всевышнего:

...и прославляли Его утром и вечером.

Сура “Победа”, аят 9

— подразумевают собой то, что прославлять утром и вечером следует Посланника Аллаха. Другие же говорили: “Мы поклоняемся Аллаху и Его Посланнику”, — тем самым превращая Посланника в объект поклонения наряду с Всевышним Аллахом. Суфийский поэт аль-Бусыри писал:

Поистине, щедрость твоя объемлет собой этот мир с его злом,

А знания твои охватывают Скрижали и Перо.

 

Иначе говоря, он утверждает, что мир этот и мир вечный зависят от щедрости Пророка и заявляет о том, что ему известно записанное на Хранимой Скрижали, ничем не отличаясь, таким образом, от того учителя, о котором упоминает шейх-уль-ислам. Всё это свидетельствует об откровенном неверии. А удивляет нас лишь то, что шайтан внушил им всё это под видом любви к Пророку, почитания его и следования ему. Но в этом и заключается отличительные черты шайтана, которые состоят в том, что ему удается смешивать истину с ложью, чтобы ввести в заблуждение тех, кто не освещает себе путь с помощью света знания и не придерживается надёжных основ. Отношение таких людей к Пророку нельзя назвать почитанием, поскольку почитание выражается с помощью сердца, языка или частей тела, они же отстоят от подобного почитания дальше, чем кто бы то ни было из других людей.

Так, если говорить о почитании Пророка сердцем, то выражается оно в убежденности в том, что он является ни кем иным как рабом Аллаха и Его Посланником, а также в испытании к нему большей любви, чем к самому себе, к собственным детям, родителям и всем остальным людям. Подтвердить такую любовь можно только двумя способами:

Во-первых, придерживаясь чистого единобожия, поскольку сам Посланник Аллаха более чем кто-либо иной стремился сохранить его чистоту, отсекая всё то, что так или иначе могло бы привести к многобожию. Сообщается, например, что когда один человек сказал ему: “Если пожелает Аллах и ты”, — Пророк воскликнул: “Ты что, приравниваешь меня к Аллаху?! Если пожелает один Аллах!”[3] Кроме того, он запрещал клясться кем бы то ни было, кроме Аллаха, сообщив, что если человек клянется не Аллахом, то это является признаком многобожия. Он также запрещал молиться, обращаясь к могилам, избирать их местом для молитвы или проведения праздников и зажигать на них светильники. Это является одним из устоев его религии и одним из условий спасения, и человек может подтвердить то, о чём говорил Пророк только своими словами и делами, а также противодействием всему тому, что этому противоречит, поскольку выразить своё почтение Посланнику Аллаха можно лишь соглашаясь с ним в этом, но ни в коем случае не противореча ему.

Во-вторых, подтвердить свою любовь к Пророку можно лишь путём следования только ему и обращения на суд только к нему во всём, что имеет отношение как к основам, так и к ответвлениям религии. Необходимо быть довольным тем, что он решает, подчиняться ему, отказываться от того, что противоречит его словам, и не обращаться ни к чему подобному, чтобы он стал единственным судьёй, а всё, что противоречит его словам, было бы отвергнуто, подобно тому как необходимо сделать Всевышнего Господа единственным объектом поклонения и обожествления, к которому следует обращаться за помощью, на которого следует уповать с любовью и страхом, с которым следует связывать надежды на избавление от бед и прощение грехов и который объемлет своей щедростью мир этот и мир иной, так как один лишь Он создал всё сотворённое и дал всем людям средства к существованию, только Он может воскресить людей, простить им грехи, проявить к ним свою милость, повести их по прямому пути или ввести в заблуждение и сделать их счастливыми или несчастными. А никто иной, кем бы он ни был, не имеет к этому никакого отношения и никак не может повлиять на это, ни Пророк, ни Джибриль, и никто иной. Именно такого отношения требует подлинное почтение к тому, кого ты почитаешь, и такое почтение может принести тебе пользу как в этом, так и в ином мире. В это следует верить и этого необходимо придерживаться.

Что касается выражения почтения с помощью языка, то оно состоит в восхвалении Пророка по достоинству и в соответствии с тем, за что воздавал ему хвалу его Господь и он сам, не проявляя при этом никакой небрежности и не впадая в крайности, что свойственно поклоняющимся могилам, которые выходят за пределы разумного в его восхвалении.

Если же говорить о выражении почтения Пророку частями тела, то оно состоит в совершении соответствующих действий, связанных с подчинением ему, оказанием помощи его религии, поддержке того, с чем он пришел, и борьбе с тем, что этому противоречит.

Короче говоря, полезным почитанием является подтверждение того, о чём он сообщил людям, покорность его велениям, отказ от того, что он запрещал и от чего удерживал, проявление дружеских чувств и враждебности, любви и ненависти ради него, обращение на суд только к нему и удовлетворенность его решениями. Кроме того, не следует обращаться помимо него на суд к словам тагута, соглашаясь с теми высказываниями Пророка, которые соответствуют им, и отвергая или истолковывая тем или иным образом те его высказывания, которые им не соответствуют. Всевышний Аллах — слава Ему! — свидетельствует, и достаточно Его свидетельства, и свидетельствует вместе с ним Его ангелы, Его Посланники и Его друзья, что обращаться за помощью следует только к Аллаху, а поклоняющиеся могилам и враги религии единобожия — в заблуждении.

Об этом говорил шейх Сулейман ибн Абдуллах, рассказывая о тех событиях, которым он сам был свидетелем, а также о людях, не ведавших о сути единобожия, но заявляющих о своей любви к Пророку, и доходивших в своем прославлении его до того, что они начинали приписывать ему обладание такой властью и знанием, которыми не обладает никто, кроме Всевышнего Аллаха. Более того, они стали обращаться к нему с мольбами, связывать с ним свои надежды, наделять его способностью распоряжаться происходящим и полагаться на него, правом на что обладает один лишь Всемогущий и Великий Аллах. На странице 186 своих разъяснений к “Книге единобожия” и далее шейх приводит некоторые высказывания людей, впадавших в крайности в своих восхвалениях в адрес Пророка. Так, например, он цитирует отдельные бейты из касыды аль-Бусыри под названием “аль-Бурда”, в которых говорится следующее:

О щедрейший из людей, когда к тебе я обращаюсь,

Меня уже не беспокоит то, что готово случиться.

 

Далее он приводит и другие бейты, указывая на признаки явного многобожия. Кроме того, он цитирует и некоторые бейты поэта аль-Бар‘и, неумеренность которого в восхвалениях доходит до того, что фактически это превращается в откровенное поклонение Посланнику Аллаха и забвение его Всемогущего и Великого Господа. На это обращает внимания и ан-Ни‘ами[4], цитирующий некоторые высказывания тех, кто впадает в подобные крайности и проявляет излишнюю привязанность к покойным. Так, например, он приводит несколько бейтов из стихотворения, в котором предпринимается явная попытка обожествления Пророка и которое начинается с нижеследующих строк:

О господин мой! О избранник веры! О моя опора!

Ты­ не только основа моя — ты моё сокровище и гордость.

Ты — моё убежище от того, неизбежности чего я страшусь,

И ты — моя защита от превратностей судьбы.

 

И в том же духе он продолжает до самого конца. Комментируя эти стихи, шейх писал: “Мы не знаем, что же после этого остается Творцу, к которому люди обращаются с просьбами и с кем связывают свои надежды? Признает ли этот нечестивый многобожник факт обладания Им хоть какой-нибудь властью? Даже многобожники, поклоняясь идолам, не считали, что их объекты поклонения обладали подобным могуществом или даже частью его”.

Что же касается самого Пророка, то он опасался того, что члены его общины станут впадать в подобные крайности, и предостерегал их от того, что может их к этому привести. Абу Дауд приводит хадис с хорошим иснадом, в котором сообщается, что Абдуллах ибн аш-Шиххир рассказывал: “В составе делегации от племени Бану Амир я прибыл к Посланнику Аллаха. Мы обратились к нему: “О наш господин!” На это Пророк ответил: “Господин — это Всевышний и Благословенный Аллах!” Тогда мы сказали: “О самый достойный и великий из нас!” Пророк сказал: “Говорите слова ваши, но будьте осторожны в своих высказываниях, чтобы не увлёк вас шайтан”.[5] Анас рассказывал: “Как-то некие люди сказали: “О Посланник Аллаха! О лучший из нас и сын лучшего из нас! О господин наш и сын нашего господина!” Пророк ответил им: “О люди, говорите слова ваши, но остерегайтесь обольщения шайтана! Я — Мухаммад, Мне не нравится, что вы превозносите меня выше того места, которое даровал мне Всевышний и Всемогущий Аллах"”.[6] И в Cунне Пророка можно найти множество подобных по смыслу высказываний, в том числе, например, и такие слова Посланника Аллаха: “Истинно, не у меня надо просить помощи, а у Аллаха”.[7]

Кроме того, ранее уже упоминалось о том, что, обратившись к Пророку, один человек сказал: “Если пожелает Аллах и ты”, — Пророк воскликнул: “Ты что, приравниваешь меня к Аллаху?! Если пожелает один Аллах!”[8] Пророк действительно являлся господином людей и был самым достойным и наилучшим из них, однако он не любил восхвалений, особенно, когда они выражались непосредственно самому человеку, и даже говорил: “Если встретите восхваляющих, то бросайте им в лица землю!”[9] Он сказал так только потому, что восхваления приводят человека к самолюбованию и гордости, которые делают тщетными творимые человеком благодеяния и несовместимы с совершенством единобожия. Что же касается Пророка, то он гордился тем, что он является рабом Аллаха, положение которого требует покорности и смирения пред Ним и является честью и достоинством. Поэтому в одном из своих аятов Всевышний Аллах называет его рабом:

А если вы в сомнении относительно того, что Мы ниспослали Нашему рабу...

Сура “Корова”, аят 23

Кроме того, Всевышний сказал:

Свят тот, кто перенёс ночью своего раба...

Сура “Перенос ночью”, аят 1

Всевышний также сказал:

Хвала Аллаху, который ниспослал своему рабу Писание...

Сура “Пещера”, аят 1

Он также сказал:

Когда раб Аллаха поднялся, чтобы воззвать к Нему...

Сура “Джинны”, аят 19

Поистине, положение раба Всевышнего Аллаха требует сохранения крайнего смирения по отношению к Нему и крайней любви к Нему. Смирение же подразумевает покорность, страх и подчинение Всевышнему Аллаху, когда человек постоянно ощущает себя ничтожным перед Аллахом, достойным порицания и не выполняющим своих обязанностей должным образом. В результате чего он начинает порицать себя и признавать, что лишь Аллах может оказывать ему милости и благодеяния. Что же касается любви, то она требует проявления любви ко всему тому, что любит Аллах, и ненависти к тем словам, делам и желаниям, которые ненавистны Аллаху, что и определяет собой степень совершенства человека в качестве раба Господа миров.



[1] “ас-Сахих” Бухари, хадис N-3445.

[2] См. “Тайсир аль-Азиз аль-Хамид” (“Облегчение от Могущественного, Славного”), стр.272.

[3] Ахмад 1/214 и 282 от Ибн Аббаса.

[4] См. книгу “Ма‘аридж аль-Альбаб” (“Ступени сердец”), стр.169.

[5] Абу Дауд (4806).

[6] Ахмад 3/241 и другие. См. также книгу “‘Амал аль-Йаум ва аль-Лейла” (“Дела дня и ночи”) имама ан-Насаи (249).

[7] Аль-Хейсами 10/159. Автор труда отметил, что в иснаде этого хадиса упоминаются те же передатчики, что и в “ас-Сахихе”, за исключением Ибн Лухай‘а, и этот хадис — хороший.

[8] Ахмад 1/214 и 282 от Ибн Аббаса.

[9] Муслим 18/128 от аль-Микдада.

 

 

Абдуллах ибн Абд ар-Рахман ибн Джибрин

ДВА СВИДЕТЕЛЬСТВА ИХ СМЫСЛ И ТО, ЧЕГО ТРЕБУЕТ КАЖДОЕ ИЗ НИХ

Перевод З. И. Абу Абдуллаха

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector
Яндекс.Метрика