Вторая интерполяция хадиса о слепом человеке


Вторая интерполяциявстречаетсяв истории Усмана б. Аффана и мужчины, мольба которого была удовлетворена послетого, как он обратился за посредничеством к Посланнику, мир ему и благословениеАллаха. Ат-Табарани в сборниках "аль-Муджам ас-Сагир" (с. 103-104) и"аль-Муджам аль-Кабир" (3/2/1/1-2) передал от имени Абдуллаха б.Вахба, от Шуейба б. Саида аль-Макки, от Рауха б. аль-Касима, от Абу Джафарааль-Хатми аль-Мадани, от Абу Умамы б. Сахля б. Хунейфа, от его дяди Усмана б.Хунейфа, что однажды какой-то мужчина обратился к Усману б. Аффана с просьбой,а Усман даже не повернулся к нему и не рассмотрел его просьбу. Увидев Усмана б.Хунейфа, он пожаловался ему на это, и тогда Усман сказал: «Ступай и совершиомовение, а затем отправляйся в мечеть и соверши два раката. Потом скажи:"О Боже, я прошу Тебя и обращаюсь к Тебе посредством Твоего пророкаМухаммада, мир ему и благословение Аллаха, – пророка милости! О Мухаммад,посредством Тебя я обращаюсь к моему Всемогущему и Великому Господу, чтобы Онудовлетворил мою просьбу". Потом назови свою просьбу и возвращайся ко мне,чтобы я отправился туда с тобой». Мужчина ушел и сделал все так, как он сказал.Потом он пришел к Усману б. Аффану, и к нему подошел привратник. Он взял его заруку и вместе с ним вошел к Усману. Он усадил его рядом с собой на ковер испросил: «Что тебе нужно?» Мужчина рассказал ему о своей просьбе, и Усманудовлетворил ее. Потом он сказал: «Я только сейчас вспомнил о твоей просьбе».Он также сказал: «Если тебе еще что-нибудь будет нужно, то приходи к нам».Выйдя от него, мужчина встретился с Усманом б. Хунейфом и сказал ему: «ПустьАллах вознаградит тебя! Он не рассматривал мою просьбу и даже не оборачивалсяна меня, пока ты не попросил его за меня». Усман б. Хунейф сказал: «КлянусьАллахом, я не просил его за тебя! Зато я был рядом с посланником Аллаха, мирему и благословение Аллаха, когда к нему пришел слепой мужчина. Он пожаловалсяему на то, что лишился зрения, и Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказалему: "Ступай и соверши омовение, потом соверши два раката и обратись кАллаху с этой мольбой". Клянусь Аллахом, наша беседа затянулась, и мыдаже не успели расстаться друг с другом, как этот мужчина вернулся к нам,словно он никогда и не был слепым». Ат-Табарани сказал: «Со слов Руха б.аль-Касима эту историю рассказывал только Шабиб б. Саид Абу Саид аль-Макки,который заслуживал доверия. Он имеется в виду в хадисах, которые рассказывалАхмад б. Шабиб от имени своего отца, от Йунуса б. Йазида аль-Айли. Этот жехадис передал Шуба от имени Абу Джафара аль-Хатми. Его звали Умейр б. Йазид,который тоже заслуживал доверия. Со слов Шубы же хадис рассказывал только Усманб. Умар б. Фарис, и хадис этот является достоверным».

Безусловно, достоверностьэтого хадиса не вызывает сомнения, но сейчас мы обсуждаем не его, а историю,рассказанную Шабибом б. Саидом. Как видно из слов ат-Табарани, ее рассказывалтолько Шабиб, которого дискредитировали (?????)знатоки хадисов. В особенности, это относится к тем преданиям, которые от егоимени рассказывал Вахб. Однако наряду с ним ее пересказывали от него Исмаил иАхмад, сыновья Шабиба б. Саида. Что касается Исмаила, то я ничего не знаю о неми не нашел никаких упоминаний о нем. Хадисоведы умолчали о нем и даже неназвали его в числе тех, кто рассказывал хадисы от имени его отца. Что касаетсяего брата Ахмада, то он был правдивым рассказчиком. Что же касается их отцаШабиба, то все сказанное о нем сводится к тому, что он заслуживал доверия, нообладал слабой памятью. Тем не менее, хадисы, рассказанные его сыном Ахмадом отего имени, от Йунуса б. Йазида аль-Айли, являются правдивыми. Аз-Захаби сказалв "аль-Мизане", что он был правдивым, но передавал малоизвестныехадисы. Ибн Ади в "аль-Камиле" сказал, что хадисы, рассказанные им отЙунуса б. Йазида, правдивые, а Ибн Вахб рассказывал от него неприемлемые хадисы(????????). Ибн аль-Мадини сказал: «Он ошибался, когда отправился вЕгипет, но его записи достоверны, а переписал их от его сына Ахмада». Ибн Адитакже сказал: «Шабиб мог ошибиться, когда рассказывал хадисы по памяти… Когдаже его сын Ахмад рассказывал от него хадисы Йунуса, он делал это хорошо».

Из всего сказанногоследует, что хадисы Шабиба можно принимать при двух условиях. Во-первых, еслиих рассказал от его имени его сын Ахмад. Во-вторых, это должны быть хадисы, рассказанныеШабибом от имени Йунуса. Объясняется же это тем, что у него хранились книги Йунусаб. Йазида, о чем сообщил Ибн Абу Хатим в труде "аль-Джарх ваат-Тадил" (2/1/359), сославшись на своего отца. Зачитывая хадисы из этихкниг, то не ошибался. Когда же он рассказывал хадисы по памяти, то допускал ошибки,что и подметил Ибн Ади. Замечу, что аль-Хафиз Ибн Хаджар в"ат-Такрибе" сказал: «Хадисы от его имени принимаются, если ихрассказывал его сын Ахмад, но не Ибн Вахб». И такая оценка вызывает сомнение,потому что не все хадисы, рассказанные от его имени Ахмадом, нужно принимать. Вэтом Ибн Хаджар ошибся, потому что принимать можно только хадисы, рассказанныеим от Йунуса, и причину этого мы уже назвали. Это подтверждается и тем, что самаль-Хафиз Ибн Хаджар указал на это условие. В предисловии к своему труду"Фатх аль-Бари" (с. 133) он назвал Шабиба в числе тех рассказчиковаль-Бухари, которых дискредитировали другие. Вместе с тем он перечислил именабогословов, которые считали его заслуживающим доверия, процитировалвысказывание Ибн Ади о нем и отверг попытки дискредитировать его, сказав:«Аль-Бухари передал несколько хадисов, рассказанных его сыном от его имени, отЙунуса. Он не передавал хадисы, рассказанные им не от имени Йунуса, или хадисы,рассказанные Ибн Вахбом от его имени». Ибн Хаджар, таким образом, подметил, чтодискредитация Шабиба справедлива, если речь идет о хадисах, рассказанных им неот имени Йунуса, если даже их рассказывал его сын Ахмад. И это мнениеправильное, что я и разъяснил выше. Следовательно, слова Ибн Хаджара в"ат-Такрибе" нужно понимать, сопоставляя их с другим его жевысказыванием, не создавая противоречий между ними.

Из всего сказанного жеследует, что рассматриваемая нами история является слабой, и опираться на неенельзя. Впоследствии мне открылся еще один скрытый недостаток в этом предании –разногласия по поводу того, был ли Ахмад в числе его рассказчиков. Дело в том,что Ибн ас-Сунни в книге "Амал аль-Йаум ва аль-Лейла" (с. 202) иаль-Хаким (1/526) передал этот хадис через три цепочки рассказчиков безистории. Таким же образом его пересказал Аун б. Умара аль-Басри со слов Руха б.аль-Касима. Об этом сообщил аль-Хаким. И хотя Аун был слабым рассказчиком, еговерсия сильнее, чем версия Шабиба, потому что она совпадает с версией Шубы иХаммада б. Саламы, рассказанной от имени Абу Джафара аль-Хатми.

Одним словом, упомянутаянами история является слабой и неприемлемой по трем причинам. Во-первых, ееединственный рассказчик имел слабую память. Во-вторых, богословы разошлись вомнениях, был ли он действительно рассказчиком этого хадиса. В-третьих, егорассказ не совпадал с похожими рассказами других заслуживавших довериярассказчиков, которые не упоминали этой истории. Любого из этих обстоятельствдостаточно для того, чтобы эта история не принималась во внимание. Что же говорить,если эти обстоятельства объединены воедино?

Но удивительно, какнекоторые люди фанатично отстаивают свои взгляды и потакают своим желаниям!Шейх аль-Гимари в книге "Мисбах аз-Зуджаджа" (с. 12, 17) перечислилнесколько версий этой истории, переданных аль-Бейхаки в книге "Далаилан-Нубавва" и ат-Табарани. При этом он не назвал их слабыми или достоверными– он просто не дал им никакой оценки. И причина этого совершенно ясна – он немог назвать их достоверными, а называть их слабыми, что было бы справедливо, онне хотел.

Аналогичным образомпоступили авторы "аль-Исабы". Процитировав этот хадис вместе с историей,они сказали: «Ат-Табарани назвал хадис достоверным в трудах "аль-Муджамас-Сагир" и "аль-Муджам аль-Кабир"» (с. 21-22).

Эти слова содержат, поменьшей мере, несколько ошибок.

Во-первых, ат-Табараниназвал этот хадис достоверным только в книге "аль-Муджам ас-Сагир",но не делал этого в книге "аль-Муджам аль-Кабир". Я процитировал этотхадис непосредственно по его книге, а не по другим источникам, как это делаютнекоторые в силу своих ограниченных познаний в этой славной науке. Какговорится, кто зашел в море, должен уметь плавать.

Во-вторых, ат-Табарани назвалдостоверным только хадис, а не всю историю целиком, о чем мы уже говорили. Этоподтверждается его словами: «Этот же хадис передал Шуба от имени Абу Джафарааль-Хатми. Его звали Умейр б. Йазид, который тоже заслуживал доверия. Со словШубы же хадис рассказывал только Усман б. Умар б. Фарис, и хадис этот являетсядостоверным». Очевидно, что он имел в виду хадис Шубы, а Шуба не пересказывалэтой истории. Следовательно, ат-Табарани не называл саму историю достоверной, ислова этих писателей не имеют никаких оснований.

В-третьих, если даже этаистория является правдивой, Усман б. Хунейф не обучил этого мужчину мольбе, скоторой воззвал слепой мужчина, полностью. Он опустил слова: "О Боже,прими его заступничество за меня и мое заступничество за него". Он былчистокровным арабом и понимал, что эти слова означают, что Пророк, мир ему иблагословение Аллаха, должен помолиться за него, как он помолился за тогослепого. Однако он уже не мог помолиться за этого человека, и поэтому Усман ненаучил его этому предложению. Шейх-уль-ислам (с. 104) сказал: «Совершенноочевидно, что если после смерти Пророка, мир ему и благословение Аллаха,кто-либо скажет: "О Боже, прими его заступничество[13]за меня и мое заступничество за него", то Пророк, мир ему и благословениеАллаха, все равно не помолится за него, и его мольба окажется тщетной. ПоэтомуУсман б. Хунейф не велел ему просить о чем-либо Пророка, мир ему иблагословение Аллаха, или просить Аллаха принять заступничество Пророка, мирему и благословение Аллаха, за него. Он также не велел ему читать известнуюмолитву полностью, а обучил его лишь части ее. Сейчас уже нельзя попроситьПророка, мир ему и благословение Аллаха, о таком заступничестве или о том, чтосчитают заступничеством, и если кто-либо скажет: "О Боже, прими его заступничествоза меня", то его слова окажутся совершенно бессмысленными. Вот почемуУсман не велел тому человеку произнести их. Он не хотел, чтобы тот мужчинапрочел мольбу, которую он услышал от Пророка, мир ему и благословение Аллаха, ине обучил его этому. Мольба, которой он научил его, не считается услышанной отПророка, мир ему и благословение Аллаха, и такого рода молитвы не подтверждаютсяшариатом. То же самое относится и к другим одиночным преданиям, дошедшим до насот разных сподвижников, в которых говорится о том, как нужно поклоняться, чтосчитается дозволенным, а что запрещается в шариате. Если их слова не былиодобрены другими сподвижниками, и если до нас не дошли слова Посланника,подтверждающие или опровергающие их, то это не относится к той Сунне, которойобязаны следовать мусульмане. Мы же можем сказать лишь то, что в этих вопросахразрешается принимать самостоятельное решение, и что мусульмане расходились вних во мнениях, и что в таких случаях необходимо ссылаться только на Аллаха иПосланника».

Затем шейх-уль-ислам привелмного примеров того, как некоторые из сподвижников высказывали мнения, отличныеот мнений остальных мусульман. Он упомянул, в частности, о том, как Ибн Умар вовремя омовения промывал водой внутри глаз. Он привел и другие примеры, с которымиполезно ознакомиться.

Далее он сказал: «Такимобразом, если будет доказано, что Усман б. Хунейф или кто-либо другой разрешаллибо считал желательным прибегать к посредничеству Пророка, мир ему и благословениеАллаха, после его кончины, когда он уже не может помолиться или заступиться задругих, то нам все равно известно, что Умар и другие старейшие сподвижники несчитали такой поступок дозволенным. Они не разрешали прибегать к посредничествуПророка, мир ему и благословение Аллаха, после его кончины, хотя при жизни егоэто было разрешено. Когда он был жив, они просили его помолиться о ниспосланиидождя, а после его смерти они не стали искать его посредничества. Напротив, визвестном предании, достоверность которого не вызывает споров междубогословами, сообщается, что в "пепельный" год Умар в присутствиимухаджиров и ансаров сказал: «О Боже, раньше, когда наступала засуха, мы искалиблизости к Тебе посредством нашего Пророка, мир ему и благословение Аллаха, иТы ниспосылал нам дождь. Теперь мы ищем близости к Тебе посредством дяди нашегоПророка, мир ему и благословение Аллаха. Напои же нас!» И после этого полилдождь. В тот год была сильная засуха, и Умар даже поклялся не есть масло имясо, пока люди не соберут урожай. Когда же он обратился к Аллаху с такоймольбой, его действия были одобрены всеми сподвижниками, и никто из них неупрекнул его, хотя эта история и получила большую огласку. Безусловно, это былоярким примером того, как мусульмане выражают свое единое мнение. Таким жеобразом поступил Муавия б. Абу Суфьян в период своего правления. Если бысподвижники после смерти Пророка, мир ему и благословение Аллаха, искали его посредничестватак же, как они это делали при его жизни, то они непременно сказали бы:"Зачем нам искать посредничества аль-Аббаса, Йазида б. Аль-Асвада иликого-либо другого, отказываясь от посредничества Пророка, мир ему иблагословение Аллаха, лучшего из творений и достойнейшего из посредников,занимающего самое великое место перед Аллахом?" Однако никто из них несказал этого. Следовательно, при жизни Пророка, мир ему и благословение Аллаха,они искали близости к Аллаху посредством его мольбы и его заступничества. Когдаже он скончался, они стали искать близости к Аллаху посредством мольбы изаступничества других людей. Таким образом, они разрешали искать близости кАллаху посредством мольбы человека, а не посредством его самого».

Хочу добавить, что вистории Усмана б. Хунейфа есть фраза, благодаря которой каждому благоразумномучеловеку, знающему о достоинствах сподвижников, должно быть ясно, что вся этаистория является неправдивой и неприемлемой. В ней говорится, что праведныйхалиф Усман, да будет доволен им Аллах, не рассматривал просьбу мужчины и дажене обернулся к нему! Как можно совместить такое поведение с достовернымихадисами Пророка, мир ему и благословение Аллаха, о том, что даже ангелыстесняются Усмана?! К тому же, он был известен добрым отношением к людям имягким нравом. Опираясь на правдивые предания, мы полагаем, что Усман не поступалтак, потому что приписанный ему поступок является несправедливостью, никак несовместимой с его прекрасными качествами.

 

Примечание

Когда этот отрывок уже былсверстан, мне попалась под руку книга "ат-Тавассул ила Хакикатат-Тавассул", написанная шейхом Мухаммадом Насибом ар-Рифаи, которыйназвал себя "основателем и служителем салафитского призыва". Верностьнаучным принципам и религии, а также стремление говорить истину побудили меняразъяснить суждение Аллаха по поводу такого прозвища так, как мы его понимаем.

Здесь мы можем сказать, чтосалафитский призыв – это истинный ислам в том виде, в котором Всевышний Аллахниспослал его последнему из посланников и пророков – Мухаммаду, мир ему и благословениеАллаха. И поэтому единственным основателем этого призыва является ПречистыйАллах, и никому из людей не позволительно называться так, даже благороднейшемуиз посланников – пророку Мухаммаду, мир ему и благословение Аллаха. Ведь егомиссия заключалась лишь в получении откровения и в донесении его до людей вполном, неизменном виде. Ему не было позволено самостоятельно распоряжатьсязаконами и откровениями Всевышнего Аллаха. Следовательно, каким бы высоким небыло положение человека, его нельзя называть основателем этого божественного,благословенного призыва. Подобные заявления являются грубой ошибкой и великимгрехом, а может быть, и великим неверием. Упаси нас Аллах от этого!

Этот человек долгое времяжил в Халебе (Алеппо) и в других сирийских городах среди верующих, занимающихсясалафитским призывом, одной из важнейших особенностей которого является борьбас проявлениями многобожия и идолопоклонства даже в словах и выражениях, неговоря уже о языческих убеждениях. И мы не понимаем, как он мог вдруготвернуться от всех этих верующих. Поистине, это опасное заблуждение было однимиз последствий его отчуждения от мусульманской общины. Да наставит ВсевышнийАллах каждого из нас на прямой путь и да убережет от ошибок, искушения,заблуждения и потакания собственным желаниям!

Конечно, кое-кто попытаетсяоправдать автора тем, что эти прозвищем он хотел сказать, что являетсяреформатором салафитского призыва, а не создателем и основоположником этого учения.Ведь среди мусульман во все времена были реформаторы, и автор считал себя однимиз них.

Да, у истинного призыва кисламу во все времена были реформаторы, однако между ними и этим автором естьогромная разница! Для него вполне достаточно быть последователем одного из них.И если даже мы согласимся с тем, чтобы он причислил себя к ним, он все равнодолжен ограничить сферу своей мнимой реформаторской деятельности, например,указать на какой-нибудь город или какую-нибудь страну. Называя же себя такимпрозвищем в самом широком его смысле, он пытается внушить читателям, что именноон является реформатором ислама в этом веке для всего мусульманского мира. Норазве ж это так?!

Добавлю к уже сказанному,что скромность относиться к главным качествам, которыми должен обладатьпроповедник-мусульманин. Он не должен выставлять себя напоказ, должен избегатьгорделивости и самовосхваления, потому что эти губительные пороки лишаютчеловека чести называться проповедником и лишают его "оружия",необходимого для победы над противником, а все его усилия превращаются вразвеянный прах. Упаси нас Аллах от этого! Боже, защити нас и проведи прямымпутем!

Я пролистал вышеуказаннуюкнигу на скорую руку и обнаружил в ней несколько ошибок, о которых мы поговорим,когда в этом будет необходимость. В качестве примера хочу привести то, чтоавтор сказал по поводу приведенной выше истории[14]:«В цепочке рассказчиков этого хадиса есть человек по имени Рух б. Салах,которого большинство богословов, в том числе Ибн Ади, считали слабым. Ибн Йунуссказал, что он пересказывал неприемлемые хадисы».[15]Это – явная ошибка, которой нет объяснения. Что же касается человека по имениРух б. Салах, то его присутствие в цепочке рассказчиков является недостаткомтретьего хадиса, о котором речь пойдет ниже.

________________________________________

[1] Вдругой версии говорится: «…но если хочешь, я отложу свою мольбу, и так будетлучше для тебя».

[2] Этотхадис передали Имам Ахмад (4/138), ат-Тирмизи (4/281-282, "Тухфаталь-Ахвази"), Ибн Маджа (1/418), ат-Табарани в "аль-Муджамаль-Кабире" (3/2/2), аль-Хаким (1/313) через Усмана б. Умара (учителяимама Ахмада) от Шубы от Абу Джафара аль-Мадани, который слышал, как Умара б.Хузейма рассказывал его от имени Усмана б. Хунейфа. Ат-Тирмизи назвал хадисдостоверным, но малоизвестным. В сборнике Ибн Маджи сообщается, что Абу Исхакназвал его достоверным. Еще одну версию хадиса рассказал со слов Шубы Мухаммадб. Джафар. Ее передал аль-Хаким (1/519), назвав цепочку ее рассказчиковдостоверной, и с этим согласился аз-Захаби. Тем не менее, некоторые богословысчитали хадис нездоровым, поскольку одним из его рассказчиков был Абу Джафар.См. "Сийанат аль-Инсан", "Татхир аль-Джанан" (с. 37).Ат-Тирмизи сказал: «Мы знаем об этом хадисе только со слов Абу Джафара. Это небыл Абу Джафар аль-Хатми. Следовательно, это был Абу Джафар ар-Рази. Он былправдивым рассказчиком, но обладал слабой памятью».

Я же считаю, что это былименно Абу Джафар аль-Хатми. Это отметил Имам Ахмад в одной из версий хадиса(4/138). В другой версии он назвал его Абу Джафаром аль-Мадани (родом изМедины). Так же его назвал аль-Хаким. Родом из Медины же был Абу Джафараль-Хатми, а не ар-Рази. Об этом же говорится в сборнике "аль-Муджамас-Сагир" имама ат-Табарани и в "ас-Сунане" имама ат-Тирмизи,изданном в Булаке (один из районов г. Каира). Все сказанное однозначноподтверждается тем, что именно Абу Джафар аль-Хатми рассказывал хадисы от имениУмары б. Хузеймы, а с его слов хадисы рассказывал Шуба. Через эту же цепочкубыл передан рассматриваемый нами хадис. И поскольку Абу Джафар аль-Хатми былправдивым, цепочка рассказчиков этого хадиса, несомненно, считается хорошей.

[3] Имеютсяв виду глаза.

[4] Этотхадис передал аль-Бухари со слов Анаса. См. "Силсилат аль-Ахадисас-Сахиха" (2010).

[5] Достоверноизвестно, что последняя фраза тоже относится к хадису. Она упоминается вверсиях Имама Ахмада и аль-Хакима. Последний назвал хадис достоверным, и с этимсогласился аз-Захаби. Одной только этой фразы достаточно для того, чтобыопровергнуть любые попытки истолковать этот хадис как доказательство того, чтоможно просить Аллаха ради кого-либо из творений. К сожалению, именно так еготрактуют некоторые современные авторы. Очевидно, они понимают, насколько убедительнымявляется этот довод, и поэтому вообще не цитируют эту последнюю фразу в хадисе.Конечно, это лишний раз свидетельствует о том, что им нельзя доверять впередаче хадисов. Предыдущую фразу "О Боже, прими его заступничество заменя" они преподносят как свидетельство в пользу того, что разрешаетсяпросить Аллаха о чем-либо ради творений. Однако они не разъясняют читателям, накаком основании они делают такие выводы. Как говорится, на нет и суда нет!

[6] Салафиты(от араб. "салаф" – "предшественник") – противникинововведений и ереси в исламе, призывающие следовать путем Пророка Мухаммада,мир ему и благословение Аллаха, и его благородных сподвижников, да будетдоволен ими Аллах. Это название закрепилось за приверженцами Сунны и единойобщины (араб. "ахль ас-сунна ва аль-джамаа"). – К.Э.

[7] Этотхадис передали аль-Бухари, Муслим и др. со слов Ибн Умара.

[8] Этотхадис передали аль-Бухари, Муслим и др. со слов Абу Хурейры.

[9] Этотхадис передали Имам Ахмад и Абу Давуд со слов Саида б. Зейда, и цепочка егорассказчиков является достоверной.

[10] Этотхадис передали аль-Бухари (7/300, 15/161, "Фатх аль-Бари"),ат-Тирмизи в книге "аш-Шамаил", Имам Ахмад и ад-Дарими.

[11] Этотхадис передали Имам Ахмад (1/215, 347), ан-Насаи, Ибн Маджа и др., и цепочкаего рассказчиков является достоверной. См. "Силсилат аль-Ахадисас-Сахиха" (1283) и комментарии к сборнику "ас-Сунна" Ибн АбуАсима (98).

[12] Маулид– празднование дня рождения Пророка Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха.Известно, что мусульмане не отмечали этот день во времена самого Пророка, мирему и благословение Аллаха, и его сподвижников. Впервые обычай праздновать деньрождения Пророка, мир ему и благословение Аллаха, ввели фатимидские правителиЕгипта и Северной Африки. – К.Э.

[13] Здесьречь идет о лексическом значении слова "заступничество" (???????),означающем "мольба".

[14] Имеетсяв виду история Усмана б. Хунейфа. – К.Э.

[15] "ат-Тавассулила Хакикат ат-Тавассул", с. 237.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector
Яндекс.Метрика