НЕТ БОЖЕСТВА КРОМЕ АЛЛАХА

МУХАММАД КУТБ

 

 

Прежде я не раз уже писал о призыве «нетбожества, кроме Аллаха», о заложенном в нем от Аллаха глубоком внутреннемсмысле, о его понимании поколением, воспитанном непосредственно самимпосланником Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует), о сужении,происшедшем в понимании этого призыва последующими поколениями, для которых онстал просто повторением заученных слов. Я писал о необходимости возвратить емубылое звучание и жизненную силу, способную вернуть мусульманскую Умму (общину)к истинному Исламу, и помочь ей выполнить миссию, для которой «ее вывел Аллах»,осуществить обещанное Аллахом:

«Вы были лучшейиз общин, которая выведена для людей: вы приказывали одобряемое и удерживали отнеодобряемого и веровали в Аллаха...»[1]

«И так Мысделали вас общиной посредствующей, чтобы вы были свидетелями относительнолюдей, и чтобы посланник был свидетелем относительно вас» [2]

 «Обещал Аллах тем из вас, которые уверовали итворили благие деяния, что Он оставит их преемниками на земле, как оставил тех,кто был до них, и утвердит им их религию, которую избрал для них, и даст имвзамен после их страха безопасность. Они будут поклоняться Мне, не присоединяяко Мне ничего в сотоварищи...»[3]

Об этом я писал в своей ранней работе«Мусульмане ли мы?» (1959 г.), затем в таких работах, как «Наша современнаяреальность» (1987. г.), «Понятия, которые должны быть исправлены» (1980 г.) и,наконец, в книге «Мусульманское видение положения в современном мире» (1990г.). Однако я по-прежнему чувствую желание продолжить разговор по поводупризыва «нет божества, кроме Аллаха», потому что написанное мною до сих поротнюдь не исчерпывает всего, что я хотел бы сказать в связи с провозглашениемэтих слов, их внутренним смыслом, обязательными условиями их провозглашения инеобходимостью их переосмысления мусульманами. Конечно, я далек от мысли, чтобысчитать, что написанное на этих страницах в состоянии исчерпать все, что должнобыть сказано на эту тему. Тема остается открытой и останется таковой всегда длякаждого, кому Аллах пожелает внушить по этому весьма важному вопросу. Я же настраницах этой книги сосредоточусь на некоторых моментах, не получивших преждедостаточного освещения с моей стороны, чтобы привлечь внимание к другимсторонам крайне широкого понятия «нет божества, кроме Аллаха», которыеускользнули в свое время от моего внимания. А подтолкнуло меня к тому, чтобы продолжитьобсуждение призыва «нет божества, кроме Аллаха», отношение многих людей к этомупризыву. Некоторые из них сами являются проповедниками Ислама, другие являютсяпредставителями нетерпеливой молодежи, не говоря уже о некоторых поборникахсветского образа жизни (аль-альманийи[4]), которые только и делаютвид, что призывают к Исламу и выступают в защиту мусульман, а на самом делепытаются внушить идеи, которые ведут в иную сторону, сбивают с истинногомусульманского пути. Что касается сторонников светского образа жизни, топозиция их ясна, сколько бы они ни пытались рядиться в одежды Ислама. К ним мыотносим тех, кто хотел бы ограничить Ислам «внутренней верой», упрятанной иносимой в сердце, а также тех, которые допускают, скрепя сердце, исправление некоторыхритуалов в дополнение к внутренней вере на том условии, что дело в любом случаене выйдет за установленные рамки и не вторгнется в реальную жизнь, вособенности, в ее политическую область. Именно последняя, якобы, должна бытькак можно дальше от религии, а религия от нее, во избежание экстремизма ивозврата к фундаментальным нормам, которые Аллах ниспослал, чтобы правоверныесоблюдали их.

Что же касается исламистов, и, в особенности,нетерпеливой молодежи, то многих из них обстоятельства идеологической борьбы,происходящей между Исламом и светскими течениями, привели к увлечению проблемой«верховенства» шариата на том основании, что это, якобы, единственное, чего нехватает нашему обществу, чтобы стать вполне исламским. Даже среди этих людеймногие сводят проблему шариата к необходимости применения установленных Исламоммер наказания, и только, не замечая широты шариата, его универсальности,благодаря которой он охватывает многие другие стороны жизни, считая, что путемпростого применения этих мер наказания они осуществят всё необходимое дляистинной исламской жизни, не поменяв при этом системы обучения, не перестроивдеятельность средств массовой информации и весь сегодняшний образ жизни мусульман,ограничившись лишь мелкими поправками, придав им окраску «Ислама». Они упустиливпопыхах другую важную сторону «верховенства», касающуюся веры и поклонения.Другими словами, они уделили чрезмерное внимание борьбе за утверждениеисламского права и не отдали должного вероучению и поклонению, в то время каквсе три эти стороны религии одинаково важны, в равной мере входят в содержаниепризыва: «нет божества, кроме Аллаха», и во всех трех этих сферах жизнимусульманина сегодня происходят сбои.

Не следует считать ошибкой уделение со стороныпроповедника или теоретика Ислама большего внимания одной стороне, чем другой,так как это свойственно человеку. Многие из авторов неумышленно попадают втакое положение, так как вынуждены заниматься конкретными проблемами своеговремени и, стараясь наставить людей на путь мудрости Аллаха, уделяют этойпроблеме больше внимания. Так, Ибн Таймийа уделил много внимания проблемеэпитетов, потому что различные группы верующих зашли в глубокое заблуждение вэтом вопросе и извратили веру. Именно эта проблема была центральной в еговремя. Но он отдал должное в своих книгах и фетвах и другим сторонам. ШейхМухаммад Абдель Ваххаб уделил большое внимание проблеме святых и мавзолеев, атакже культу могил, так как это были центральные проблемы его времени. Тем неменее, он писал и о других вопросах, отдавая им должное в различных своихкнигах. Сейид Кутб уделил большое внимание верховенству шариата, потому что онявляется «центральной проблемой эпохи». Однако он отдал должное и другим сторонамИслама, например, в таких книгах, как «В сени Корана», «Особенности исламскогомировоззрения» и «Основы исламских представлений». Однако последователи этихуважаемых шейхов кое-что забыли! Многие из учеников Ибн Таймийи ударились визучение проблемы эпитетов, словно она единственная определяет веру. Многие изучеников и последователей шейха Мухаммада Абдель Ваххаба писали и занималисьпроблемой могил и связанной с ней ересью, как будто она единственная являетсяересью. Многие из учеников Сейида Кутба делали упор на верховенство шариататак, словно он — единственная основа религии. Всем им следовало бы вернуться кизучению мыслей своих учителей, а не ограничиваться отдельными сторонами ихучения, получившими особо выдающееся звучание в силу обстоятельств, связанных сэпохой того времени.

В настоящей книге я хотел бы подчеркнуть, чтопризыв «нет божества, кроме Аллаха» не ограничивается привычными областями,такими, как вероучение, поклонение, право, несмотря на всю ту важность, которуюпридает им Аллах, и тот факт, что отрицание любой из них означает отрицаниевсего призыва «нет божества, кроме Аллаха». В действительности, эти три частиохватывают все области жизни, и большие, и малые, и те, связь которых с призывом«нет божества, кроме Аллаха» очевидна, и другие, связь которых с этим тезисомне заметна для большинства людей. Для подтверждения этой мысли достаточнопривести следующий аят:

«Скажи:«Поистине, намаз мой и благочестие мое, жизнь моя и смерть — у Аллаха, Господамиров, у которого нет сотоварища...» [5]

При всей истинности наших верований,правильности нашего ритуала и нашего суда, основанного на законе Аллаха, мы неможем утверждать, что в полной мере отдали должное призыву «нет божества, кромеАллаха», если мы отстаем в науке или в экономике, в культуре или морали иэтике, отстали социально или идейно и ничего не сделали для преодоления этойотсталости, так как все эти вопросы — обязательные условия призыва «нетбожества, кроме Аллаха». Аллах и Его посланник (да благословит его Аллах иприветствует) имеют на этот счет ясные указания для мусульманской Уммы, как те,что обязательны для каждого отдельного ее члена, так и другие, обязательные дляобщества в целом. Они потому и называются обязательными, что являются основойрелигии, неотъемлемым условием призыва «нет божества, кроме Аллаха».

Многие исламисты спрашивают меня: «До каких пормы будем твердить «нет божества, кроме Аллаха»? Не пора ли перейти к следующемуэтапу, этапу практических действий?».

Возможно, что данный вопрос и стал основныммотивом для написания настоящей книги. И дело не в самом обсуждении призыва«нет божества, кроме Аллаха». В действительности, такое обсуждение этогопризыва и связанных с ним требований — это лишь первый шаг на долгом пути, покоторому прошел в свое время посланник Аллаха (да благословит его Аллах иприветствует), а после него — проповедники Ислама. За этим шагом последуетвоспитание Уммы в духе этих требований, начиная с воспитания небольшой группылюдей, своего рода надежной основы, которая могла бы служить примером дляостальных членов Уммы. Именно так делал посланник Аллаха (да благословит егоАллах и приветствует) на протяжении 13 лет в Мекке и 10 лет в Медине. Именнотак должны поступать проповедники после него, именно это дело не было завершенои требует для своего осуществления времени и значительных сил, а потомуобсуждение этого призыва не должно прерываться, потому что Великий Коран непереставая провозглашает: «нет божества, кроме Аллаха», потому что посланникАллаха (да благословит его Аллах и приветствует) не переставая говорил об обязательныхусловиях призыва «нет божества, кроме Аллаха», пока не встретил своего Господа.Во-вторых, практические действия, о необходимости «перехода».

Удивительно, что в V веке ХиджрыАль-Газали писал о коллективных и индивидуальных обязанностях верующих и ихсвязи с фундаментальными основами религии. А в 15 веке Хиджры мы спорим одействительных масштабах призыва «нет божества, кроме Аллаха» и о том,распространяется ли он на такие сферы, как наука, культура и военно-техническаямощь, к которым они говорят, не существуют сами по себе, вне тезиса «нетбожества, кроме Аллаха», чтобы к ним можно было «перейти». В действительностиже, они и есть сама суть призыва «нет божества, кроме Аллаха», а потому нам нетребуется «переходить» к ним, оставляя в стороне сам тезис. Напротив, что бы мыни изучали и к чему бы ни обращались, мы всегда остаемся внутри сферы призыва«нет божества, кроме Аллаха», не выходим за ее пределы и не попадаем в другуюсферу, потому что не существует другой такой сферы ни в религии Аллаха, ни вреальной жизни, так как ничто не может существовать вне «молитвы моей иблагочестия моего, жизни моей и смерти...», все вместе которые и образуют сферупризыва «нет божества, кроме Аллаха». В реальной жизни может иметь место лишьпереход из одной области призыва «нет божества, кроме Аллаха» в другую егообласть, или из одного его состояния в другое, подобно тому, как первыемусульмане в Мекке перешли из состояния «слабых», в состояние «сильных» вМедине, достигли положения централизованного государства сначала в Медине,затем на Аравийском полуострове и, наконец, на всей земле, и подобно тому, каксовершился переход от утверждения веры в душах отдельных лиц к ее утверждению всознании организованных групп и движений, после чего началась полномасштабнаяконфронтация с обществом «аль-джахилийи»[6], окружавшим их, и практическоеосуществление божественного учения в различных областях политической, экономической,общественной жизни, военной и мирной деятельности. Однако при всех обстоятельствахони всегда оставались внутри сферы призыва «нет божества, кроме Аллаха», не покидалиее, не «переходили» в другую сферу и не переставали провозглашать обязательныетребования этого тезиса.

 

*     *      *

 

В наши дни у многих людей доминирует ощущениетого, что проблемы науки, цивилизации, техники, литературы, искусства,идеологии, политики — суть чисто объективные проблемы, проблемы чисто«технические», светские, выходящие за пределы религии, перед которыми равны какправоверный, так и «неверный», что стремление исламской Уммы добиться прогрессадолжно быть чисто объективным, далеким от вопросов вероисповедания и чтопобудительными моментом в этом желании должна быть необходимость преодолеть отсталость,догнать ход цивилизации, создать современное государство и жить в гармонии с современностью.

Объяснение этому можно найти в двух или трехосновных причинах.

Первая причина: это воздействие, вызванноеидеологическим вторжением в умы современных мусульман. Так, Европа, на которуютак называемый «мусульманин» смотрит как на образец в вопросах науки итехнологии, ограничила сферу религии рамками только вероисповедания, затем,отбросив ее, обратилась к этим вопросам с чисто объективным, далеким отрелигии, подходом.

 Втораяпричина состояла в том, что исламская Умма, оказавшись в состоянии отсталости,продолжала сокращать сферу действия призыва «нет божества, кроме Аллаха», покане лишила его всякого содержания, превратив в пустые заклинания, слетающие сязыка, или, в лучшем случае, в некое «внутреннее ощущение», ассоциирующееся сними, что, в их представлении, и составляло максимум того, чему может служитьпровозглашение призыва «нет божества, кроме Аллаха». Под воздействием какидеологического вторжения, так и «мировоззренческой отсталости» вопросы науки,цивилизации и технической мощи все больше выходят из сферы призыва «нетбожества, кроме Аллаха». Людям кажется, что необходимо оставить призыв «нетбожества, кроме Аллаха» и непосредственно перейти в эти области, если мыдействительно хотим добиться в них какого-то прогресса.

Третья причина, которую можно выделить наряду сдвумя предыдущими, хотя она в действительности является следствием этих двухпричин, это — неправильное убеждение большинства людей в том, что техническаяреволюция превратила мир в «маленькую деревню», жители которой должныруководствоваться общими или близкими представлениями, а потому идеянаучно-технического прогресса становится общим стереотипом как по форме, так ипо содержанию, создателем которой является «победоносный» Запад, а страны третьегомира импортируют его для собственного потребления. Такая ситуация, якобы,является неизбежной и не оставляет возможности выбора.

Все три причины являются надуманными иошибочными. То, как Европа обошлась с религией, не может быть примером дляподражания. Рухнула уже половина «невежественного» немусульманского мира,враждебного религии, а другая находится на пути к развалу. Поэтому было быглупо с нашей стороны хвататься за рассыпающийся на глазах образец. Не менееглупо было бы держаться за него даже и в том случае, если бы ему было суждено«преуспевать» до самого Судного Дня, коль скоро Аллах поведал нам, что своимневерием они лишились «будущей жизни». Это тем более глупо теперь, когда ониперестали «преуспевать» и в ближней жизни. Аллах был милостив к нам, когда явилнам это знамение, состоящее в их падении.

«Эти притчи Мыприводим людям, но разумеют их только верующие» [7]

Отсталость в сфере вероисповедания, в результатекоторой «коллективные обязанности» и даже некоторые «индивидуальные» быливыведены из сферы призыва «нет божества, кроме Аллаха». Это лишь одна из техошибок, исправить которые призвано исламское пробуждение. Исламисты не должныповторять этих ошибок. Они не должны испытывать раздражения по поводупродолжающегося обсуждения призыва «нет божества, кроме Аллаха» и масштабов егораспространения на разные стороны жизни, по поводу возвращения вновь и вновь кего провозглашению, по крайней мере, до тех пор, пока он не станет реальностьюи не выведет мусульманскую общину из этой мировоззренческой отсталости, ивызванной ею отсталостью научной, технической, идейной и нравственной. Темболее, что Аллах учил нас в своей благородной Книге, что обсуждение данной темыне прекращается, даже тогда, когда призыв станет реальностью. В Медине, послевозникновения мусульманского общества и мусульманского государства, послереализации божественного учения в форме конкретно существующей Уммы, снизошлослово Всевышнего:

«О вы, которыеуверовали! Веруйте в Аллаха и Его посланника, и Писание, которое Он низвелСвоему посланнику»[8]

Это является явным доказательством того, чтообсуждение призыва «нет божества, кроме Аллаха» никогда не прекращается, дажеесли практически реализовано его содержание, потому что он требует постоянногоо себе напоминания и закрепления.

Что касается идеи «единой деревни», то едва лиможет быть более удивительной выдумка, чем идея «единой деревни!».

Это будет «деревня», где язычники вместе смногобожниками, с евреями и христианами будут убивать мусульман с жестокостью, скоторой не смогут сравниться даже звери, будь то в Боснии и Герцеговине, вБирме и на Филиппинах, в Индии и в Кашмире, в Палестине и в любом месте наЗемле! Какова же наша доля, доля мусульман, в этой «деревне», если не резня ине массовое убийство только за то, что мы — мусульмане? Аллах сказал истину:

«И никогда небудут довольны тобой ни иудеи, ни христиане, пока ты не последуешь за их учением...»[9]

 «...А они не перестанут сражаться с вами, покане отвратят вас от вашей религии, если смогут...!»[10]

Уж не хотят ли авторы идеи «единой деревни»,чтобы мы отказались от нашей религии и построили свою жизнь в соответствии сжеланиями правителей этой «деревни»? И не является ли настоящей целью ихпроповеди заставить нас принять культуру других народов, науку и технику в томвиде, в котором они нам предлагают, и согласиться на совместное проживание наэтой основе? Иными словами, чтобы мы перекроили самих себя, отказались от своихфундаментальных особенностей, которыми наделил нас Аллах, только ради того, чтобыполучить от хозяев этой «деревни» во временное пользование место жительства вэтой неправедной «деревне», исповедующей по отношению к нам самыйневежественный фанатизм. И где та общность, провозглашаемая в этой «деревне?»

Почему Франция, Германия или единая Европа имеютправо выступать против Америки в этой «единой деревне», почему Китаюразрешается жить за пределами этой «деревни», почему Японии разрешается жить направах самостоятельного квартала на краю этой «деревни», и только от однихмусульман требуется отказаться от своей индивидуальности и подстраиваться подхозяев «единой деревни».

Это то, что касается совместного проживания водной «деревне». С другой стороны, утверждение, что технология формируетчеловека, есть, в действительности, не что иное, как подчинение, раболепие«современного человека», лишившегося всего человеческого, перед «материей».

Аллах сотворил человека для того, чтобы тот поповелению Аллаха был господином на земле:

«И вот, сказалГосподь твой ангелам: «Я установлю на земле наместника...»[11]

Аллах поручил человеку обустроить землю иоблегчил ему это дело, предоставив ему для выполнения этой задачи имеющиеся наземле и на небесах возможности:

«Он васвзрастил из земли и поселил вас на ней...»[12]

 «И Он подчинил вам то, что в небесах, и то,что на земле, — все, исходящее от Него...»[13]

Вся техника была создана человеком радиобустройства земли, на которой он должен быть хозяином по повелению егоГоспода. Однако нынешний человек подчинился произведению рук своих и стал рабоммашины подобно тому, как в доисламские, джахилистские времена человек создавалидолов собственными руками и поклонялся им.

Вот так человек, потерявший связь с Аллахом,отдает самого себя в рабство выдуманным богам и теряет собственную свободу. Имправят иллюзии, плотские желания и страсти. И не важно, являются ли его личнымиэти заблуждения и желания или они навязаны ему со стороны «возгордившихся»власть предержащих.

Человек, убежденный в своей вере, не может статьрабом страстей и желаний, потому что он поклоняется только Аллаху, не придаваяему сотоварища, тем самым освобождаясь от унижения, связанного с поклонениемкому-либо, кроме Аллаха.

Не хотят ли желающие подстреливаться под хозяев«неправедной деревни», чтобы техническая революция поработила нас так же, какона поработила их, чтобы уничтожила в нас все человеческое так же, как онауничтожила в них, только ради того, чтобы получить свою долю «прогресса»,«цивилизованности» и избавиться от клейма отсталости и жить в соответствии с«духом времени»?

Да, действительно, мы отстаем во всех областях,но для преодоления этой отсталости мы не пойдем по их пути.

Наш путь в том, чтобы, вооружившись призывом«нет божества, кроме Аллаха», попытаться усвоить все атрибуты научно-техническогопрогресса, подчинив их его требованиям. Будем же прежде всего свободными наземле, черпая нашу свободу из поклонения одному Аллаху без сотоварища, послечего станем наставниками для обитателей «неправедной деревни», поведем их поистинному пути, вместо того чтобы следовать за ними и оказаться растоптаннымиими, как это они делают сейчас.

В любом случае нам необходимо прежде всеготвердо верить, что именно призыв «нет божества, кроме Аллаха» во всей полнотесвоих требований является залогом успеха и блага как в ближнем, так и в будущеммире в соответствии с действительно истинными критериями. Во-вторых, намнеобходимо двигаться практически к желанному переустройству только изпобуждения осуществить призыв «нет божества, кроме Аллаха» на деле, а не покаким-либо другим мотивам, с которыми к вере примешиваются какие-либо формыязычества. Как сказал Всевышний:

 «Не верует большая часть из них в Аллаха, безтого чтобы не присоединять к Нему сотоварищей»[14]

В то же время нам необходимо выполнять это делодисциплинированно, соблюдая нормы, установленные призывом «нет божества, кромеАллаха», как они изложены в книге Аллаха:

«Не бывает нидля верующего, ни для верующей, когда решил Аллах и Его посланник дело, выборав их деле...»[15]

Только таким образом мы можем реализоватьжеланное для исламской общины существование и избранность, предначертанную длянее Аллахом. Тогда она сможет выполнить свою миссию в лучшем виде:

«Вы были лучшейиз общин, которая выведена для людей: вы приказывали одобряемое и удерживали отнеодобряемого и веровали в Аллаха...»[16]

Именно для того, чтобы разъяснить этот всеобщийхарактер и универсальность божественного учения, представленного призывом «нетбожества, кроме Аллаха», и были написаны страницы этой книги.

Мой Аллах, если будет в ней хотя бы толикапользы, это это — благодаря Твоей милости, которой Ты наделяешь меня. Если женет, то для меня достаточно благого намерения, зачтенного Аллахом:

«...Я желаютолько исправления, пока могу. Помощь моя только у Аллаха; на Него я положилсяи к Нему обращаюсь»[17]

Все пророки обращались к своим народам с одним итем же призывом, призывом к единобожию: «нет божества, кроме Аллаха»,«поклоняйтесь Аллаху, нет для вас божества, помимо него».

Во многих сурах Корана (в частности, в таких как«Преграды», «Худ» и «Поэты») в строгой последовательности излагается историяпророков, посланных к их народам, каждый из которых обращался с одними и темиже словами так, словно все они были одним лицом, несмотря на различие эпох иязыков, на которых они говорили:

«Вот, Мыпослали Нуха к его народу: «Поистине, я для вас — увещатель ясный! Непоклоняйтесь никому, кроме Аллаха: я боюсь для вас наказания дня мучительного!»[18]

 «...И к адитам — брата их Худа. Он сказал: «Онарод мой! Поклоняйтесь Аллаху! Нет вам другого божества, кроме Него» [19]

«...И ксамудянам — брата их Салиха. Он сказал: «О народ мой! Поклоняйтесь Аллаху; нетдля вас никакого божества, кроме Него»[20]

«...И кмадйанитам — брата их Шуайба. Он сказал: «О народ мой! Поклоняйтесь Аллаху; нету вас божества, кроме Него»[21]

«Мы не посылалипосланника до тебя, не внушив ему, что нет божеств, кроме Меня. Поклоняйтесь жемне!»[22]

Благородный аят из суры «Неизбежное» указываетна то, что все народы восставали против «посланника своего Господа». Конечно жеподразумевается, что каждая из общин отвергла посланного к ней пророка. Заединообразием слов, с которыми пришли посланники, скрывается особый смысл: всепосланники были на одно лицо, потому что все они пришли с одинаковым посланием:

«И фараон, ите, кто был до него, и опрокинутые творили грехи. И ослушались они посланникаГоспода своего, и схватил Он их хваткой великой»[23]

В этих аятах, как и во многих других в Коране,обращает на себя внимание тот факт, что благородные посланники приходили ксвоим народам не для того, чтобы заявить о существовании Бога. Ведь внутренняяприрода человека знает об этом и без посланника. И не для того, чтобы сказатьим: «Поклоняйтесь Богу, о чьем существовании вы догадываетесь». Посланникиприходили потому, что внутренне человек стремится поклоняться Богу, о существованиикоторого он догадывается самостоятельно, без подсказки пророка.

Хотя порой может наступать помрачение сознания,и человек попадает в заблуждение.

«И вот. Господьтвой извлек из сынов Адама, из спин их, их потомство и заставил ихзасвидетельствовать о самих себе; «Разве не Господь ваш Я?» Они сказали: «Да,мы свидетельствуем...» (Преграды, аят 172).

В действительности проблема невежественногообщества заключалась в том, что оно ставило (в один ряд с Аллахом) другиебожества и пыталось создать физический образ Бога. И тогда являлись посланники,чтобы призвать свой народ поклоняться одному Богу, который сам видит, нокоторого нельзя увидеть другим.

Даже материалисты, которые говорили:

«...Это ведь —только наша ближняя жизнь; умираем мы и живем; губит нас только время» (Коленопреклоненная,аят 23)

подразумевали под временем его течение. Каксказал в своих стихах Аль-Мутанабби: «Если я напишу стихи, то время станет ихдекламировать». Он подразумевал, что его стихи будут передаваться из поколенияв поколение. Даже в отношении этих людей, на основании упомянутого аята, мы неможем утверждать, что они отрицали Аллаха. Они считают, что губителем жизниявляется время. Таким образом, они, подобно современному «невежеству», признаюттолько видимые причины, приписывая им роль действующих в мире сил. Но и изэтого не следует, что они отрицают существование Аллаха. Так, многие изнынешних противников единобожия не отрицают существование Бога, но объясняютпроисходящее во Вселенной законами природы, говоря о них так, словно они являютсяабсолютной высшей силой!

На основании этих высказываний материалистов мыможем, однако, утверждать, что они отрицают идею Воскресения, говоря: «Развеесть жизнь, помимо этой нашей жизни?». В этом они мало отличаются от остальныхсторонников многобожия из числа арабов, которые отрицали загробную жизнь, хотяверили в существование Бога. Коран содержит свидетельства их веры в Аллаха(хвала ему, Всевышнему), в то, что он является Творцом, что — Он ВладыкаВеликого Трона, владение всем и вся находится в Его руках:

«Скажи: «Комупринадлежит земля и кто на ней, если вы знаете?» Они скажут: «Аллаху». Скажи:«Неужели же вы не опомнитесь?» Скажи: «Кто Господь семи небес и ГосподьВеликого Трона?» Они скажут: «Аллах». Скажи: «Разве вы не побоитесь?» Скажи: «Укого в руке власть над всякой вещью, и Он защищает, а против Него нет защиты,если вы знаете?» Они скажут: «У Аллаха». Скажи: «До чего же вы очарованы!» (Верующие,аяты 84-89).

«А если ты ихспросишь: «Кто сотворил небеса и землю и подчинил солнце и луну?» — они,конечно, скажут: «Аллах» (Паук, аят 61).

 «А если ты их спросишь: «Кто низвел с небесводу и оживил ею землю после ее смерти?» — они, конечно, скажут: «Аллах»(Паук, аят 63).

Признавая все это, они, тем не менее, не верилив Воскресение и даже не могли представить себе, что это может быть. Их поражалислова Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) настолько, что ониговорили друг другу:

«...Не указатьли вам на человека, который возвещает вам, что, когда вы разложитесь на куски,вы окажетесь в новом творении? Измыслил ли он на Аллаха ложь, или в нем одержимость?»(Саба, аяты 7-8).

Если даже предположить, что материалистыотрицали существование Бога на том основании, что они видели причину смерти вовремени, а не в воле Аллаха (хвала ему, Всевышнему), хотя этот аргументнедостаточно убедителен, если принять во внимание то, как живут сегодня многиев обществе современного «невежества». Из чтения Корана и изучения историистановится ясно, что материализм не был главным течением в обществах «невежества».Действительно, это направление, отрицающее существование Бога, стало массовымсреди сегодняшних поклонников «невежества» в силу неестественных обстоятельств,о которых мы писали в других книгах [24]. Мы убедились, например,что с падением коммунизма в Европе люди вернулись к своей религии, хотя и онаявляется заблуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector
Яндекс.Метрика